Google+

The Patient by Conan Doyle

Patient by Conan Doyle
One October evening when Sherlock Holmes and I returned to our rooms in Baker Street we found a gentleman waiting for us. “Good evening,” said Holmes. “What can I do to help you?”
“My name is Percy Trevelyan,” said our visitor. “Well, some very strange things have been happening recently at my house and I felt that I ought to come and ask for your advice and your help.”
Sherlock Holmes sat down and lit his pipe. “You are welcome to both!” he said. “Please tell me all the details.”
“I am a doctor,” said our visitor. “I graduated from London University and began to work at King’s College Hospital. I continued to devote myself to research. My special interest is catalepsy and I wrote a book on this subject which won a prize. There was a general impression that a distinguished career lay before me. But, gentlemen, I had no money and a man who wants to become a specialist must live in a good house, have a horse and carriage. Suddenly, however, an unexpected incident opened up quite a new prospect for me.

“This was a visit from a gentleman of the name of Blessington, who was a complete stranger to me. He said that he had heard about me and he was surprised that I was not working as a private specialist. But he understood I had not enough money.”
“I have a few thousand pounds that I am not using, he said. I want to use it to help you to establish a private practice. I will rent a house for you, buy the furniture, pay all your costs. You will keep a quarter of the money you earn and give me the other three quarters.”
“Yes, Mr. Holmes, it was a strange offer but I accepted it. A few weeks later I moved into my new house. Mr. Blessington came to live there too. He explained that his heart was weak and he needed constant medical supervision. He had rather strange habits, he very rarely went out and nobody came to see him.
“I have been very successful and in the last few years I have made him a rich man. He kept the money in the strongbox in his room.
“A few weeks ago I noticed that Mr. Blessington looked very worried. He never Stopped looking out of the window. He seemed to be terribly afraid of something or somebody. I talked to him and he mentioned a recent London robbery and he wanted to get stronger locks on our doors and windows. It seemed rather strange to me, but days passed and he slowly forgot his fears.
“Two days ago I received a letter without address or date on it. It said:
Dear Dr Trevelyan,
A Russian nobleman who some years has been suffering form catalepsy would be glad to get a professional assistance from Dr. Percy Trevelyan.
He will call at about quarter past six tomorrow evening if that is convenient for Dr. Trevelyan.’
“At six next evening two men entered my consulting room. The Russian was a thin old man who did not look very much like a lord.
His son — a tall and good looking young man — supported him as they entered.
“The young man stayed in the waiting room and I began examining the older man. I asked him several questions about his illness but his English was very poor — so it was difficult.
Suddenly he stopped answering my questions. He was sitting very stiffly and looking at me with empty eyes. He was in a state of catalepsy! As a professional I was excited. I examined him carefully and then I went to my storeroom to get some medicine. Unfortunately it took me five minutes to find it and when I returned into my consulting room the old man was not there.
“The waiting room was empty too. It was very strange, but at six this evening both Russian gentlemen came into my office.
“I am very sorry that I left so suddenly yesterday, doctor,» the old man said. «But when my catalepsy goes away, I do not remember what has been happening. Yesterday I woke up alone in a strange room. So I simply walked out.»
“And I thought the examination was over,” said the young man.
“Only when we came home I understood what had happened.”
“So everything was explained. For about half an hour I continued the examination and I gave the old gentleman the best advice I could. Then he and his son left.
“Soon Mr. Blessington came home and went up to his room. A moment later he rushed into my consulting room.
“Who has been to my rooms?” he cried.
“No one,” I answered.
«But when I went up to his rooms with him I saw footprints on the floor. They seemed to be quite fresh. I understood that the younger man must have gone up to Mr. Blessington’s rooms. But nothing was missing.
“I was shocked to see that Mr. Blessington was crying. He could hardly speak but he mentioned your name and of course I came here immediately. He will be so grateful if you can come back with me.”
A quarter of an hour later we arrived at the house in Brook Street. Mr Blessington showed us to his bedroom. Pointing to a big black box at the end of the bed he said:
“I don’t trust banks, Mr Holmes. All my money is in that box, so I am very worried about the whole affair.”
“Who are these two strangers, Mr Blessington, and why are they your enemies?” Holmes asked.
“I really don’t know!” the man answered.
Holmes shook his head.
“I cannot advise you if you try to deceive me,» he said.
“But I have told you everything!” said Blessington.
Holmes turned away.
“Good night, Dr. Trevelyan,” he said, “and my advice to you, Mr Blessington is to tell the truth.” A minute later we were on our way home. As we walked down Harley Street Holmes said:
“These two men intend to harm Blessington for some reason. The young man went up to Blessington’s rooms on both days. They chose this unusual time for their visit because they thought there would be no other patients in the waiting room. By chance Blessington was out. It is obvious, Watson, that Blessington is frightened. And of course he knows who his enemies are. Probably tomorrow he will tell us.”
The next morning Holmes woke me up at half past seven.
“I have had a note from Dr. Trevelyan. He asks us to come immediately.”
Twenty minutes later we were at the doctor’s house. He came running to meet us. His face was very pale.
“Blessington has killed himself,” he said. “The police are already here.”
We all went up to Blessington’s room.
The body looked hardly human. Beside it stood a police inspector.
“Ah, Mr Holmes,” he said. “I am delighted to see you.”
«Good morning, banner,»- answered Holmes. “Have you heard of the events that led to this affair? And what is your opinion of them?”
“I think that the man was driven out of his senses by fright. His bed has been slept in, you see. But evidently he woke up. Seems to have smoked heavily at night. I found four cigar ends in the fireplace. And at about five in the morning he hanged himself.”
Holmes examined the cigar ends.
“And have you got his cigar-holder?” he asked.
“No, I haven’t seen one.”
“And his cigar case?”
“Yes, it was in his coat pocket.”
Holmes opened it and smelled the single cigar it contained.
“This is a Havana, and these four are Dutch.”
He took the four ends and examined them with Ins pocket lens.
Two of these were smoked from a holder and two without. Two were cut with a not very sharp knife and two were bitten — by a person with excellent teeth. This is not a suicide. It is a planned and cold blooded murder.”
“Impossible,” cried the inspector. “Why should anyone murder a man by hanging him? And how could they get in?”
“Through the front door.”
“It wits barred in the morning.”
“Then somebody in the house barred it after them. In a moment I will be able to give you some more information about it.”
Holmes went over to the door and examined the lock. He took out the key and inspected that also. The bed, the carpet, the chairs, the rope and the dead body were each in turn examined.
“There can be no doubt about the events of that night,” said Holmes thoughtfully. “Where were three of them in it: the old man and the young man who pretended to be the Russian Count and his son, and one of the servants who helped them.”
“My man has disappeared this morning!” Dr. Trevelyan cried.
“He let the other two into the house, they went on tiptoe to Mr Blessington’s room. The door was locked. With the help of a wire they forced round the key.
Even without a lens you can see the scratches.
«Oh entering the room they gaged Mr Blessington. Probably he was asleep, or he was so paralyzed with terror that he could not cry out. Then they held a trial in which they themselves were the judges. It lasted for some time and that was when they smoked cigars.
“Well, then they took Blessington, hanged him and left. The servant barred the door behind them.
“Yes, the actual facts are very plain and by the afternoon, I hope, I shall give you the reasons for them as we If I will take this photo of Blessington as it may help me in my inquiries.”
Holmes asked the inspector and Dr. Trevelyan to come to Baker Street at three and left.
At three o’clock our visitors arrived. The inspector told us that they had found the servant.
“Excellent!” Holmes said. “And I have found the men. At least I have got their identities. Their names are Biddle and Hayward.”
“The Worthingdon bank robbers!” Lanner cried. “Then Blessington must have been Sutton?”
“Exactly,” Holmes said.
Trevelyan and I still did not understand.
“You must remember the great Worthingdon bank robbery,” said Holmes. “There were four robbers — Biddle, Hayward, Sutton and a man called Cartwright. They killed the night watchmen and got away with seven thousand pounds. They were arrested, but the evidence against them was not sufficient. Blessington or Sutton turned informer. On his evidence Cartwright was hanged and the other two were sent to prison for fifteen years. When they got out they decided to punish the traitor.”

The two murderers have never been found. The police found out that they were among the passengers of a steamer called Norah Creina which was lost at sea. There was not enough evidence against the servant, so he was never charged and the Brook Street mystery has never until now been given to the public.

Пациент. Конан Дойл
В один октябрьский вечер, когда Шерлок Холмс и я вернулись к себе на Бейкер-стрит мы увидели джентльмена ожидавшего нас. «Добрый вечер», сказал Холмс. «Что я могу сделать, чтобы помочь Вам?»
«Меня зовут Перси Тревельян», сказал наш гость. «В последнее время в моем доме творятся очень странные вещи, и я чувствовал, что должен прийти и попросить вашего совета и вашей помощи».
Шерлок Холмс сел и закурил трубку. «Вы можете на это рассчитывать!», сказал он. «Пожалуйста, расскажите мне все детали».
«Я врач», сказал наш гость. «Я окончил Лондонский университет и начал работать в больнице Королевского колледжа. Я посвятил себя исследовательской деятельности. Я очень интересовался каталепсией (столбняк) и даже написал на эту тему книгу, которая выиграла приз. Было впечатление, что я нахожусь на пороге выдающейся карьеры. Но, господа, у меня не было денег, а человек, который хочет стать специалистом должен жить в хорошем доме, иметь лошадь и экипаж. Однако неожиданный случай открыл совершенно новую перспективу для меня. Это был визит господина по имени Блессингтон, который был мне совершенно незнаком. Он сказал, что слышал обо мне, и был удивлен, что я не работал в качестве частного специалиста. Но он понял, у меня не было достаточно денег».
«У меня есть несколько тысяч фунтов, которые я не использую», сказал он. «Я хочу помочь вам создать частную практику. Сниму дом для вас, куплю мебель, оплачу все ваши расходы. Вы будете оставлять себе четверть денег, что заработаете, оставшиеся три четверти будете отдавать мне».
«Да, мистер Холмс, это было странное предложение, но я его принял. Через несколько недель я переехал в новый дом. Мистер Блессингтон тоже туда переехал. Он пояснил, что его сердце слабое, и он нуждался в постоянном медицинском наблюдении. У него были довольно странные привычки, он очень редко выходил и никто не приходил навестить его.
Я был очень успешен и в последние несколько лет я сделал его богатым человеком. Он держал деньги в сейфе в своей комнате. Несколько недель назад я заметил, что мистер Блессингтон выглядел очень обеспокоенным. Он не переставал выглядывать из окна. Он, казалось, ужасно боится чего-то или кого-то. Я говорил с ним, и он упомянул о недавнем лондонском ограблении и он хотел установить более надежные замки на двери и окна. Это мне казалось довольно странным, но дни текли, и он медленно забыл свои страхи.
Два дня назад я получил письмо без адреса или даты. В нем говорилось:
Уважаемый доктор Тревельян,
Русский дворянин, который несколько лет страдает каталепсией, с нетерпением будет ждать профессиональной помощи от доктора Перси Тревельян.
Он позвонит примерно в 6:15 завтра вечером, если это будет удобно доктору».
В шесть часов следующего вечера двое мужчин вошли в мою консультационную комнату. Русский был худым стариком очень похожим на лорда. Его сын — высокий и красивый молодой человек, — поддержал его, когда они вошли.
Молодой человек остался в комнате ожидания, и я начал осматривать старика. Я задал ему несколько вопросов о его болезни, но его английский был очень беден — так что это было трудно. Вдруг он перестал отвечать на мои вопросы. Он сидел очень напряженно, глядя на меня пустыми глазами. Он был в состоянии каталепсии! Как профессионал я был взволнован. Я внимательно осмотрел его, и затем пошел в кладовую, чтобы взять лекарство. К сожалению, мне потребовалось минут пять, чтобы найти его, и когда я вернулся в свой кабинет, старика не было. Комната ожидания тоже была пуста. Это было очень странно, но в шесть часов этим вечером российские господа пришли в мой офис.
«Мне очень жаль, что я оставил Вас так неожиданно вчера, доктор», сказал старик. «Но когда проходит приступ каталепсии, я не помню, что происходило. Вчера я проснулся в одиночестве в чужой комнате. Так что я просто вышел».
«А я думал, что обследование закончено», сказал молодой человек. «Только тогда, когда мы пришли домой, я понял, что случилось».
«Так что все было объяснимо. Примерно полчаса я продолжал обследовать старого джентльмена и дал ему лучший совет, который только мог. Затем он и его сын ушли.
Вскоре мистер Блессингтон пришел домой и поднялся в свою комнату. Мгновение спустя он бросился в мою консультативную комнату.
«Кто был в моих комнатах?» закричал он.
«Никто», ответил я.
«Но когда я подошел к его комнате вместе с ним, то увидел следы на полу. Они казались совсем свежими. Я понял, что молодой человек, должно быть, ходил в комнату мистера Блессингтона. Но ничего не пропало.
Я был шокирован, увидев плачущего мистера Блессингтона. Он едва мог говорить, но он упомянул ваше имя, и конечно я сразу приехал сюда. Он будет очень благодарен, если вы сможете пойти со мной».
Четверть часа спустя мы прибыли в дом на Брук-стрит. Мистер Блессингтон показал нам свою спальню. Указывая на большой черный ящик на краю кровати, он сказал:
«Я не доверяю банкам, мистер Холмс. Все мои деньги в этом ящике, так что я очень беспокоюсь по поводу всей этой истории».
«Кто эти двое незнакомцев, мистер Блессингтон, и почему они ваши враги?» спросил Холмс.
«Я действительно не знаю!» ответил мужчина.
Холмс покачал головой.
«Я не могу советовать вам, если вы пытаетесь обмануть меня», сказал он.
«Но я рассказал вам все!» сказал Блессингтон.
Холмс развернулся.
«Спокойной ночи, доктор Тревельян», сказал он, «и мой вам совет, мистер Блессингтон, сказать правду».
Через минуту мы вышли на улицу. Когда мы шли по Харли-стрит Холмс сказал:
«По некоторым причинам эти два человека намерены причинить вред Блессингтону. Молодой человек подходил к его комнате два дня подряд. Они выбрали необычное время для посещения, потому что они думали, что не будет других посетителей в комнате ожидания. По случайности Блессингтона не было дома. И это очевидно, Ватсон, что Блессингтон напуган. И, конечно, он знает, кто его враги. Наверное, завтра он скажет нам».
На следующее утро Холмс разбудил меня в 7:30.
«Я получил записку от доктор Тревельян. Он просит нас прийти немедленно».
Двадцать минут спустя мы были в доме врача. Он выбежал к нам навстречу. Его лицо было очень бледным.
«Блессингтон убил себя», сказал он. «Полиция уже здесь».
Мы все пошли в комнату Блессингтона.
Тело едва было похоже на человеческое. Рядом с ним стоял инспектор полиции.
«Ах, мистер Холмс», сказал он. «Я рад вас видеть».
«Доброе утро», ответил Холмс. «Вы слышали о событиях, которые привели к этой истории? И каково ваше мнение о них?»
«Я думаю, что человек не справился с чувством страха. В его кровати спали, вы видите. Но, видимо, он проснулся. Кажется, что он много курил ночью. Я нашел четыре окурка сигары в камине. И около пяти утра он повесился».
Холмс осмотрел окурки сигар.
«У вас есть держатель для сигар?», спросил он.
«Нет, я его не видел».
«А его портсигар?»
«Да, он был в кармане пальто».
Холмс открыл его и понюхал одну из сигар.
«Это Гавана, а эти четыре Голландские».
Он взял четыре окурка и осмотрел их с помощью карманной линзы. Две из них курили в держателе, а две другие без. Две из них были обрезаны не очень острым ножом, а две другие откусаны человеком с отличными зубами. Это не самоубийство. Это спланированное и хладнокровное убийство».
«Невозможно», воскликнул инспектор. «Почему кто-то должен убить человека, повесив? И как они могли проникнуть внутрь дома?»
«Через входную дверь».
«Утром дверь была заперта».
«Кто-то закрыл за ними дверь. Через минуту я дам вам более подробную информацию об этом».
Холмс подошел к двери и осмотрел замок. Он вынул ключ и также осмотрел его. Кровать, ковровое покрытие, стулья, веревки и мертвое тело были также исследованы.
«Не может быть никаких сомнений о событиях той ночи», сказал Холмс задумчиво. «Здесь было трое: старик, который сделал вид, что он русский граф и молодой человек якобы его сын, и один из слуг, который помогал им».
«Мой слуга исчез сегодня утром!», воскликнул доктор Тревельян. «Он впустил двух других в дом, и они на цыпочках прошли в комнату мистера Блессингтона. Дверь была заперта. С помощью проволоки они открыли ее. Даже без линзы можно увидеть царапины».
«О, входя в комнату, они подняли мистера Блессингтона. Возможно, он спал, или был так парализован страхом, что он не мог кричать. Затем они провели суд, в котором сами были судьями. Это продолжалось в течение некоторого времени, именно тогда они курили сигары. Затем они взяли Блессингтона, повесили его и ушли. Слуга закрыл за ними дверь».
«Да, реальные факты очень просты и во второй половине дня, я надеюсь, что я предоставлю вам причины. Я возьму эту фотографию Блессингтона, так как это может помочь мне в моих запросах.
Холмс попросил инспектора и доктора Тревельян прийти на Бейкер-стрит в три и удалился.
В 3:00 прибыли наши гости. Инспектор сказал нам, что они нашли слугу.
«Отлично!», сказал Холмс. «А я нашел людей. По крайней мере, мне известны их имена — Биддл и Хейворд.
«Ворсингдонские грабители банка!», закричал Ланнер. «Тогда Блессингтон должно быть Саттон?»
«Точно», сказал Холмс. Тревельян, и я до сих пор не понимали.
«Вы должны помнить, громкое ограбление банка», сказал Холмс. «Четыре грабителя — Биддл, Хейворд, Саттон и человек по имени Картрайт. Они убили ночных сторожей и скрылись с семью тысячами фунтов. Они были арестованы, но улик против них было недостаточно. Блессингтон или Саттон стал информатором. Из-за его показаний Картрайт был повешен, а двое других были отправлены в тюрьму на пятнадцать лет. Когда они вышли, то решили наказать предателя».
Двое убийц никогда не были найдены. Полиция выяснила, что они были среди пассажиров парохода под названием Нора Крейн, который затонул в море. Против слуги не было достаточно доказательств, так что он никогда не был посажен, и тайна Брук-стрит никогда до этих пор не была предана гласности.