Google+

Sound of Thunder by Ray Bradbury

Ray Bradbury

Ray Bradbury

Ray Bradbury (born in 1920) is an American writer of science fiction whose stories and novels are popular all over the world. Bradbury’s best writing effectively combines a lively imagination with a poetic style. His most famous works include “Fahrenheit 451”, “The Martian Chronicles”, “Dandelion Wine”. Bradbury has also written poetry, screenplays, and stage plays.

A Sound of Thunder

The sign on the wall read:
TIME SAFARI, INC.
SAFARIS TO ANY YEAR IN THE PAST.
YOU NAME THE ANIMAL.
WE TAKE YOU THERE.
YOU SHOOT IT.

Eckels put his hand into his pocket and slowly took out a check for ten thousand dollars.
«Does this safari guarantee I come back alive?» he asked the man behind the desk.
«We guarantee nothing,» said the official, «except the dinosaurs.» He turned. «This is Mr Travis, your Safari Guide in the Past. He’ll tell you what and where to shoot. If he says no shooting, no shooting. If you disobey instructions, there’s a penalty of another ten thousand dollars, plus possible government actions, on your return.»
«Hell and damn,» Eckels said, looking at the flickering Time Machine. «A real Time Machine! If the election had gone badly yesterday, I might be here now running from the results. Thank God, Keith won. He’ll make a fine President of the United States.»
“Yes,» said the man behind the desk. «We’re lucky. If Deutscher had won, we’d have the worst dictatorship. People came to us, you know, joking but not joking. Said if Deutscher became President they wanted to go live in 1492. Of course, our business is to organize Safaris, not Escapes. Anyway, Keith’s President now. All you’ve got to worry about is — »
«Shooting my dinosaur,» Eckels finished it for him.
«A Tyrannosaurus Rex. The Thunder Lizard, the most terrible monster in history. Sign this paper. Anything happens to you, we’re not responsible. Those dinosaurs are hungry.»
Eckels flushed angrily. “You’re trying to scare me!»
«Frankly, yes. We don’t want anyone here who’ll panic at the first shot. Six Safari Guides were killed last year, and a dozen hunters. We’re here to give you the biggest thrill a real hunter ever had. Travelling you back sixty million years!
First a day and then a night and then a day and then a night, then it was day-night-day-night-day. A week, a month, a year, a decade! AD 2055. AD 2019. 1999. 1957. Gone! The machine roared.
They put on their oxygen helmets and tested the intercoms.
There were four other men in the Machine. Travis, the Safari Guide, his assistant, Lesperance, and two other hunters, Billings and Kramer. They sat looking at each other, and the years blazed around them.
The Machine slowed, then stopped.
The fog that had enveloped the Machine blew away and they were in an old time, a very old time indeed, three hunters and two Safari Guides with their blue metal guns across their knees.
“Christ isn’t born yet,» said Travis. «Moses has not gone to the mountain to talk with God. The Pyramids are still in the earth. Remember that, Alexander, Caesar, Napoleon, Hitler — none of them exists.»
The men nodded.
«That» — Mr Travis pointed — «is the jungle of sixty million two thousand and fifty-five years before President Keith.»
He indicated a metal path running across the steaming swamp, among giant ferns and palms.
«And that,» he said, is the Path laid by Time Safari for your use. It is six inches above the earth. It’s made of an antigravity metal. Its purpose is to keep you from touching this world of the past in anyway. Stay on the Path. Don’t go off it. I repeat. Don’t go off. For any reason! If you fall off, there’s a penalty. And don’t shoot any animal we don’t okay.»
«Why?» asked Eckels.
«We don’t want to change the Future. We don’t belong here in the Past.»
«That’s not clear.» said Eckels.
«All right,» Travis continued, «say you step on a mouse here and kill it. That means all the future families of this one mouse are destroyed, right?»
«Right.»
«And all the families of the families of that one mouse! You destroy first one, then a dozen, then a thousand, a million, a billion possible mice!»
«So they’re are dead,» said Eckels. «So what?»
«So what? Well, what about the foxes that’ll need those mice to survive? For want of ten mice, a fox dies. For want of ten foxes, a lion starves. For warn, of a lion, thousands of insects and billions of other life forms are thrown into destruction. Fifty-nine million years later, a cave man, one of a dozen on the entire world, goes hunting wild boars or saber-tooth tigers for food. But you, friend, have stepped on all the tigers in that region. By stepping on one single mouse. So the cave man starves. And the cave man is an entire future nation. Destroy this one man, and you destroy a race, a people, an entire history of life. Perhaps Rome never rises on its seven hills. Perhaps Europe is forever a dark forest. Perhaps there’ll never be a United States at all. So be careful. Stay on the Path. Never step off!»
«I see,» said Eckels. «Then we mustn’t even touch the grass?»
«Correct. Of course maybe our theory is wrong. Maybe Time can’t be changed by us. Or maybe it can be changed only in little ways. Who knows? Who can really say he knows? We don’t know. We’re guessing. But until we know for certain, we try to be careful. This Machine, this Path, your clothes and bodies were sterilized, as you know, before the journey. We wear these oxygen helmets so we can’t introduce our bacteria into an ancient atmosphere.»
«How do we know which animals to shoot?»
“They’re marked with red paint,» said Travis. «Today, before our journey, we sent Lesperance here with the Machine and he followed certain animals.»
“Right,” said Lesperance. «I track them through their entire existence. When I find one that’s going to die when a tree falls on him, or one that drowns in the swamp, I note the exact hour, minute and second. I shoot a paint bomb. It leaves a red mark on his body. Then I correlate our arrival in the Past so that we meet the Monster not more than two minutes before he dies anyway. This way, we kill only animals with no future. You see how careful we are?»
They were ready to leave the Machine.
The jungle was high and the jungle was broad and the jungle was the entire world for ever and ever. Sounds like music and sounds like flying tents filled the sky. Those were pterodactyls and gigantic bats. Eckles, balancing on the narrow Path, aimed his gun playfully.
«Stop that!» said Travis. «Don’t even aim for fun, damn it!»
Eckels flushed. «Where’s our Tyrannosaurus?»
Lesperance looked at his watch. «He’ll be here in sixty seconds. Look for the red paint, for Christ’s sake. Don’t shoot till we give the word. Stay on the Path. Stay on the Path!»
They moved forward.
«Strange,» murmured Eckels. «I’ve hunted tiger, wild boar, elephant, but Jesus, I’m shaking like a kid.»
«Ah,» said Travis.
Everyone stopped.
Travis raised his hand. «There he is. In the mist. There’s His Royal Majesty now.»
The jungle was wide and full of rustlings, murmurs, and sighs.
Suddenly it all ceased, as if someone had shut the door.
Silence.
A sound of thunder.
Out of the mist came Tyrannosaurus Rex.
“Jesus,” whispered Eckels.
«Sh!»
It came on great oily, striding legs. It towered high above the trees, folding its delicate claws to its oily reptilian chest. These claws might pick up and examine men like toys. Each leg was like a piston. Each thigh was a ton of meat. Its small head was high in the sky. Its mouth gaped, showing a fence of teeth like daggers. Its eyes rolled, ostrich eggs, empty of all expression except hunger.
«My God!» Eckels whispered. It could reach up and grab the moon.»
«Sh! He hasn’t seen us yet,» said Travis.
“It can’t be killed,» Eckels said shivering. «We were fools to come. This is impossible.»
«Shut up!» hissed Travis.
«Nightmare.”
«Turn around,» commanded Travis. «Walk quietely to the Machine.»
«I didn’t realize it would be this big,» said Eckels. «I miscalculated. And now I want out.»
«It sees us!»
«Get me out of here,» said Eckels. «It was never like this before. I was always sure I’d come through alive. I had good guides, good safaris, and safety. This time, I miscalculated. This is too much for me!»
«Don’t run,» said Lesperance. «Turn around. Hide in the Machine.»
“Yes.” Eckels seemed to be numb. He could not move.
«Eckels!»
He took a few steps.
«Not that way!»
The monster, at the first motion, jumped forward with a terrible scream. The guns blazed fire. The Monster roared, teeth glittering in the sun.
Eckels, not looking back, walked blindly to the edge of the Path, stepped off the Path, and walked, not knowing it, in the jungle.
The guns fired again. Their sound was lost in the thundering shriek of the lizard.
In the Time Machine, on his face, Eckels lay shivering.
Travis came in, glanced at Eckels, took some cotton gauze from a metal box and returned to the others, who were sitting on the Path.
«Clean up.”
They wiped the blood from their helmets.
There was a cracking sound and a gigantic branch tree crashed upon the dead beast.
«There.» Lesperance looked at his watch. «Right on time.»
They returned to the Machine.
«Get up!» Travis cried to Eckels.
Eckels got up.
«Get out of the Machine. We are leaving you here.
Lesperance seized Travis’s arm. «Wait — »
«Look at his shoes! He ran of the Path. My God, that rains us! Oh, the damn fool! He left the Path! God knows what he’s done to Time, to History!»
«Take it easy, all he did was kick up some dirt.»
«How do we know?» cried Travis. «We don’t know anything! It’s all a damn mystery!»
1999. 2000. 2055.
The Machine stopped.
The room was there as they had left it. But not quite the same as they had left it. The same man sat behind the same desk. But not quite the same.
Travis looked around. «Is everything okay here?»
«Fine. Welcome home!»
«Okay, Eckels, get out,» said Travis. «Don’t ever come back.»
Eckels could not move.
“You heard me,” said Travis. «What are you staring at?”
Eckels was looking at the sign painted on the office wall, the same sign he had read earlier today.

Somehow, the sign had changed:
TYME SEEARI, INC.
SEFARIS TY ANY YEER EN THE PAST
YU NAIM THE ANIMATE.
WEE TAEK YU THAIR.
YU SHOOT ITT

Eckels fell into a chair. He looked at his boots and held up a clod of dirt, trembling. «No, it can’t be. Not a little thing like that. No!»
Embedded in the mud was a butterfly, very beautiful, and very dead.
«Not a little thing like that! Not a butterfly!» cried Eckels.
His face was cold. His mouth trembled, asking: «Who — who won the presidential election yesterday?»
The man behind the desk laughed. “Are you joking? You know damn well. Deutscher, of course! Who else? Not that damn weakling Keith. We’ve got an iron man now, a man with guts!» The official stopped. «What’s wrong?»
Eckels moaned. He fell to his knees and picked up the butterfly with shaking fingers. «Can’t we take it back, can’t we make it alive again? Can’t we — »
He did not move. Eyes shut; he waited, shivering. He heard Travis breathe loudly in the room; he heard Travis take his gun, click the safety catch and raise the weapon.
There was a sound of thunder.

Sound of Thunder

Sound of Thunder

Рэй Брэдбери (родился в 1920 году), американский писатель научной фантастики, чьи рассказы и повести пользуются популярностью во всем мире. Лучшие работы Брэдбери эффективно сочетают в себе живое воображение и поэтический стиль. Его самые известные работы «Фаренгейт 451», «Марсианские хроники», «Вино из одуванчиков». Брэдбери также писал стихи, сценарии, и сценические спектакли.

И грянул гром
Объявление на стене:
Сафари во времени инкорпорейтед.
Сафари в любой год в прошлом.
Вы называете животное.
Мы доставляем вас туда.
Вы убиваете его.

Экелс засунул руку в карман и медленно достал чек на десять тысяч долларов.
«Сафари дает гарантии, что я вернусь живым?» спросил он человека за столом.
«Мы ничего не гарантируем», сказал служащий, «кроме динозавров». Он повернулся. «Это мистер Трэвис, ваш гид по сафари в прошлом. Он расскажет, кого и где застрелить. Если он говорит не стрелять, значит не стрелять. Если вы не подчинитесь указаниям, с вас возьмут штраф в размере десяти тысяч долларов, плюс возможные правительственные действия по вашему возвращению».
«Черт побери», сказал Экелс, глядя на мерцающую машину времени. «Настоящая Машина времени! Если бы выборы прошли плохо вчера, я мог бы быть сейчас здесь, работая над результатами. Слава Богу, Кейт выиграл. Он будет прекрасным президентом Соединенных Штатов».
«Да», сказал человек за столом. «Нам повезло. Если бы выиграл Дойчер, мы получили бы худшую диктатуру. Люди приходили к нам, знаете, они шутили не шутя. Сказали, что если бы Дойчер стал президентом, то они хотели бы уехать жить в 1492 год. Конечно, наше дело организовывать сафари, а не побеги. Во всяком случае, сейчас президент Кейт. Все, о чем вам надо беспокоиться это — »
«Застрелить моего динозавра», Экелс закончил за него.
«Тираннозавр Рэкс. Громовой ящер, самое страшное чудовище в истории. Подпишите эту бумагу. Мы не несем ответственности за то, что произойдет с вами. Те динозавры голодны».
Экелс вспыхнул. «Вы пытаетесь напугать меня!»
«Честно говоря, да. Нам не нужен тот, кто будет паниковать при первом выстреле. Шесть гидов и дюжина охотников были убиты в прошлом году. Мы здесь, чтобы дать вам захватывающее ощущение и настоящую охоту, на которую вы когда-либо ходили. Путешествие на шестьдесят миллионов лет назад!
Первый день, а затем ночь и затем день, а затем ночь, а затем день-ночь-день-ночь-день. Неделя, месяц, год, десятилетие! 2055 год нашей эры, 2019 1999 1957. Поехали! Машина взревела.
Они надели кислородные шлемы и проверили микрофоны.
В машине было еще четыре человека. Трэвис, гид по сафари, его помощник, Лесперанс, и два других охотника, Биллингс и Крамер. Они сидели, глядя друг на друга, и годы вспыхивали вокруг них.
Машина замедлилась, а затем остановилась.
Туман, который окутывал машину, развеялся, и они были в старом времени, разумеется, в очень старом времени, три охотника и два гида с их голубым металлическим оружием на коленях.
«Христос еще не родился», сказал Трэвис. «Моисей не пошел на гору, чтобы поговорить с Богом. Пирамиды все еще находятся в земле. Помните, что Александр, Цезарь, Наполеон, Гитлер — никого из них не существует «.
Мужчины кивнули.
«Это» — мистер Трэвис указал — «это джунгли за шестьдесят миллионов две тысячи пятьдесят пять лет до президента Кейта.»
Он указал на металлическую дорожку, стелющуюся по дымящемуся болоту, среди гигантских папоротников и пальм.
«А это», сказал он, это тропа, проложенная Временным Сафари для вас. Она находится в шести дюймах от земли и сделана из антигравитационного металла. Ее целью является то, что она не допустит вашего прикосновения к миру в прошлом. Оставайтесь на ней. Не сходите с нее. Ни при каких обстоятельствах! Если вы упадете с нее, последует наказание. И не стреляйте ни в одно животное, которое мы не утвердили».
«Почему?» спросил Экелс.
«Мы не хотим изменить будущее. Мы не принадлежали этому месту в прошлом».
«Мне не понятно», сказал Экелс.
«Ладно», продолжил Трэвис, «скажем, что вы наступите на мышь здесь и убьете ее. Это означает, что все будущие поколения этой одного мыши уничтожены, не так ли?»
«Правильно».
«И все потомки потомков этой одной мыши! Вы уничтожите одну, потом десяток, потом тысячу, миллион, миллиард возможных мышей!»
«И так, они мертвы», сказал Экелс. «Ну и что?»
«Ну и что? Ну, а что насчет лис, которым нужны эти мыши, чтобы выжить? За неимением десяти мышей, лиса умирает. За неимением десяти лис, лев умирает от голода. Не будет льва, тысячи насекомых и миллиарды других форм жизни будут уничтожены. Пятьдесят девять миллионов лет спустя, пещерный человек, один из дюжины на весь мир, выходит на охоту на кабанов или саблезубых тигров для пропитания. Но вы, друг мой, наступили на всех тигров в этом регионе, наступив на одну мышь. Таким образом, пещерный человек умрет от голода, а ведь он – это целая будущая нация. Уничтожив одного человека, вы уничтожите расу, народ, целую историю жизни. Возможно, Рим никогда не поднимется на своих семи холмах. Возможно, Европа навсегда останется темным лесом. Возможно, вообще никогда не будет США. Так что будьте осторожны. Будьте на тропе. Никогда не сходите с нее! »
«Я понял», сказал Экелс. «Тогда мы не должны даже прикасаться к траве?»
«Правильно. Конечно, может быть, наша теория не верна. Может быть, время не может быть изменено нами. Или, возможно, оно может быть изменено только незначительным образом. Кто знает? Кто может действительно сказать, что он знает? Мы не знаем. Мы только догадываемся. Но пока мы не знаем наверняка, мы стараемся быть осторожными. Эта машина, эта тропинка, ваша одежда и тела были стерилизованы перед поездкой, как вы знаете. Мы носим эти кислородные шлемы, чтобы наши бактерии не попали в древнюю атмосферу».
«Откуда мы узнаем, в каких животных стрелять?»
«Они помечены красной краской», сказал Трэвис. «Сегодня, перед нашей поездкой, мы отправили Лесперанса сюда вместе с машиной, и он следовал за определенными животными».
«Правильно», сказал Лесперанс. «Я отслеживал их в течение всего периода их существования. Когда я нашел того, который должен умереть, когда дерево упадет на него, или того, который утонет в болоте, я отметил точный час, минуту и секунду. Я выстрелил бомбой с краской. Она оставила красную метку на его теле. Затем я просчитал время нашего прибытия в прошлое, так, что мы встретим монстра не более чем за две минуты до его смерти. Таким образом, мы убиваем только животных без будущего. Вы видите, насколько мы внимательны?»
Они были готовы покинуть машину.
Джунгли были высокие, джунгли были широкие, и джунгли были всем миром во веки веков. Звучит как музыка и был звук, словно летающие палатки заполнили небо. Это были птеродактили и гигантские летучие мыши. Экелс, балансируя на узкой тропинке, игриво нацелил свой пистолет.
«Прекрати!» сказал Трэвис. «Не направляй пистолет даже для удовольствия, черт возьми!»
Экелс покраснел. «Где наш Тиранозавр?»
Лесперанс посмотрел на часы. «Он будет здесь в течение шестидесяти секунд. Посмотрите на красную метку, ради Христа. Не стреляйте, пока мы не скажем. Оставайтесь на тропе. Оставайтесь на тропе!»
Они двинулись вперед.
«Странно», пробормотал Экелс. «Я охотился на тигра, кабана, слона, но, Боже мой, я дрожу, как ребенок».
«Ах», сказал Трэвис.
Все остановились.
Трэвис поднял руку. «Вот он. В тумане. Там Его Королевское Величество сейчас».
Джунгли были широки и полны шорохов, шумов и вздохов.
Вдруг все прекратилось, как будто кто-то закрыл дверь.
Тишина.
Звук грома.
Из тумана вышел Тираннозавр Рэкс.
«Иисус», прошептал Экелс.
«Шшш!»
Он приблизился на больших жирных ногах. Он возвышался высоко над деревьями, сложив тонкие когти на жирной груди рептилии. Эти когти могут схватить и изучить людей, словно игрушки. Каждая нога была как поршень. Каждое бедро — тонна мяса. Его маленькая голова была высоко в небе. Его рот был открыт, обнажая зубы, похожие на кинжалы. Его глаза, размером со страусинные яйца, не выражали ничего, кроме голода.
«Мой Бог!» Прошептал Экелс. «Он может достать луну».
«Шш! Он нас еще не видел», сказал Трэвис.
“Он не может быть убит «, сказал Экелс дрожа. «Мы были дураками, что приехали. Это невозможно».
«Заткнись!» прошипел Трэвис.
«Кошмар».
«Повернись», скомандовал Трэвис. «Тихо иди к машине».
«Я не думал, что он будет такой большой», сказал Экелс. «Я просчитался. А теперь я хочу уйти».
«Он видит нас!»
«Заберите меня отсюда», сказал Экелс. «Я никогда не чувствовал себя так, как сейчас. Я всегда был уверен, что вернусь живым. У меня были хорошие гиды, хорошее сафари и безопасность. На этот раз, я просчитался. Это слишком для меня!»
«Не беги», сказал Лесперанс. «Повернись. Спрячься в машине».
«Да». Экелс казалось, онемел. Он не мог двигаться.
«Экелс!»
Он сделал несколько шагов.
«Не туда!»
При первом движении монстр прыгнул вперед с ужасным воплем. Орудия вспыхнули огнем. Монстр взревел, и его зубы блеснули на солнце.
Экелс, не оглядываясь назад, слепо шел к краю тропинки, сошел с нее, и пошел, не зная этого, в джунгли.
Орудия снова выстрелили. Их звук потерялся в громовом крике ящерицы.
В машине времени, Экелс лежал дрожа.
Трэвис вошел, посмотрел на Экелса, взял немного марли из металлической коробки и вернулся к остальным, которые сидели на тропинке.
«Вытритесь».
Они вытерли кровь со своих шлемов.
Раздался треск, и гигантская ветка дерева упала на мертвое тело.
«Вот». Лесперанс посмотрел на часы. «Как раз вовремя».
Они вернулись в машину.
«Вставай!» Трэвис крикнул Экелсу.
Экелс встал.
«Выйди из машины. Мы оставляем тебя здесь».
Лесперанс схватил руку Тревиса. «Подождите -»
«Посмотрите на его ботинки! Он сошел с тропы. Боже мой! Проклятый дурак! Он сошел с тропы. Бог знает, что он сделал со временем, с историей!»
«Успокойся, все, что он сделал, это поднял немного грязи».
«Откуда мы знаем?» воскликнул Тревис. «Мы ничего не знаем! Это все проклятая загадка!»
1999. 2000. 2055.
Машина остановилась.
Комната была такой же, как они оставили ее. Но не совсем такой же. Тот же человек сидел за тем же столом. Но не совсем такой же.
Трэвис посмотрел вокруг. «Здесь все в порядке?»
«Отлично. Добро пожаловать домой!»
«Хорошо, Экелс, выходи», сказал Трэвис. «И никогда не возвращайся».
Экелс не мог двигаться.
«Ты слышал меня», сказал Трэвис. «На что ты уставился?»
Экелс смотрел на объявление, написанное на стене офиса, то же объявление, что он читал сегодня ранее.
Каким-то образом, оно изменилось:

Вриминное сыфари инкорпорейтид.
Сыфари на любой гад в прашлое.
Ту назывоешь жыватное.
Мы даставим вас тыда.
Ты стрелять это.

Экелс упал в кресло. Он посмотрел на свои ботинки и, дрожа, поднял комок земли. «Нет, этого не может быть. Не такая мелочь, как это. Нет!»
В грязи была бабочка, очень красивая, и очень мертвая.
«Не такая мелочь, как это! Не бабочка!» воскликнул Экелс.
Его лицо было холодным. Его рот задрожал, спрашивая: «Кто — кто вчера победил на президентских выборах?»
Человек за столом засмеялся. «Вы шутите? Вы отлично это знаете. Дойчер, конечно! Кто еще? Не то, что проклятый слабак Кейт. У нас сейчас есть железный человек, настоящий мужчина!» Работник остановился. «Что случилось?»
Экелс застонала. Он упал на колени и поднял бабочку дрожащими пальцами. «Разве мы не можем отвезти ее обратно, мы не можем оживить ее? Разве мы не можем?»
Он не двигался. Глаза закрыты; он ждал, дрожа. Он слышал, как Тревис громко дышал в комнате; он слышал, как Тревис взял ружье, нажал на предохранитель и поднял оружие.
Раздался звук грома.