Google+

The ransom of Red Chief by O. Henry

The ransom of Red Chief by O. Henry

The ransom of Red Chief by O. Henry


It looked like a good thing, but wait until I tell you. We were in Alabama — Bill Driscoll and me — when this kidnapping idea came to us. It was a crazy idea, but we didn’t realize it at that time.
There was a town down there, as flat as a cake, and called Summit, of course. The inhabitants of the town didn’t look dangerous at all.
Bill and I had a joint capital of about six hundred dollars, and we needed just two thousand dollars more for our little secret plan in Illinois. We discussed this on the front steps of the hotel.
“Summit is a good place for kidnapping,” I said. “Parents love their children in small towns. And there are no curious journalists.”
We knew that Summit couldn’t get after us with anything stronger than policemen and maybe some bloodhounds. So, the idea looked good.
We chose for our victim the only child of an important man named Ebenezer Dorset. Mr Dorset was respectable and stingy. The kid was a boy of ten with red freckles and red hair.

Bill and I decided that Ebenezer Dorset would pay the ransom of two thousand dollars for his son. But wait until I tell you.
About two miles from Summit there was a little mountain and a forest. There was a cave in the mountain where we hid some food and drink.
One evening after sundown, we passed by the Dorsets’ house with a horse and buggy. The kid was in the street, throwing stones at a kitten.
“Hey, little boy!” said Bill. “Do you want a bag of candy and a nice ride?”
The boy threw a piece of brick at Bill’s eye.
“That will cost the old man an extra five hundred dollars!” said Bill.
The boy fought like a bear but at last we put him in the buggy and drove away. We took him to the cave and I tired the horse to a tree. That evening I took the horse and buggy back to the village and then I returned to the cave.
When I arrived there was a fire at the entrance of the cave. Bill had some scratches and bruises on his face. The boy had two big feathers in his red hair. When I came up he pointed his stick at me and said:
“Ha! Paleface, this is the camp of Red Chief, the terror of the plains!”
“He’s all right now,” said Bill. He was examining some bruises on his legs. “We’re playing Indians. I’m a hunter called Old Hank and I’m Red Chief’s prisoner. He’s going to scalp me at daybreak. My God, that kid can hit hard!”
Yes, the boy was having a lot of fun. He forgot he was a prisoner himself.
He immediately called me Snake Eye, the Spy, and said: “When the Indians return they will cook you on the fire at daybreak!”
Then we had supper, and the kid filled his mouth with bacon and bread and gravy, and began to talk. He made a speech something like this:
“I like this very much. I’ve never camped out before, but I had a pet opossum once, and I was nine last birthday. I hate to go to school. Are there any real Indians in the forest? I want some more gravy. We had five puppies. What makes your nose so red, Hank? My father has lots of money. Are the stars hot? I don’t like girls. Why are oranges round? Have you got beds to sleep on in this cave? A parrot can talk, but a monkey or a fish can’t…”
Every few minutes he remembered that he was Red Chief, took his stick rifle and looked out of the cave. “I want to see if there are any palefaces. I hate them!” Now and then he cried loudly and that made Old Hank shiver.
“Red Chief,” I said to the kid, “do you want to go home?”
“What for?” he asked. “I don’t have any fun at home. I hate to go to school. I like to camp out. Please don’t take me home, Snake Eye!”
“All right,” I said. “We’ll stay here in the cave for a while.”
“All right!” he said. “That’ll be fine. I’ve never had such fun in all my life.”
We went to bed at about eleven o’clock. Red Chief was between us. We weren’t afraid he’d run away. We couldn’t sleep for three hours because he jumped up, took his rifle and screamed in our ears. At last I fell asleep, and dreamed that I had been kidnapped and tied to a tree by an angry pirate with red hair.
Just at daybreak, I was awakened by a series of terrible screams from Bill. It’s an awful thing to hear a strong, big, fat man scream like that.
I jumped up to see what the matter was. Red Chief was sitting on Bill’s chest. He was pulling Bill’s hair with one hand. In the other hand he had a knife. He was trying to take Bill’s scalp!
I took the knife from the kid and made him lie down again. But, from that moment, Bill’s spirit was broken. He never closed an eye again as long as that boy was with us. I slept a little but then I remembered that Red Chief wanted to cook me on the fire at the rising of the sun. I wasn’t nervous or afraid, but I sat up and lit my pipe. “Why did you get up so early, Sam?” asked Bill. “Me?” I said. “Oh, I’ve got a kind of a pain in my shoulder. I thought sitting up would help.” “You’re a liar!” said Bill. “You’re afraid. You’re afraid to be cooked on the fire! You’re afraid he’ll do it. And he will, if he can find a match. Isn’t it awful, Sam? Do you think anybody will pay money to get the little devil back home?”
“Sure,” I said. “Parents love noisy little devils. Now you cook breakfast and I’ll come back in a few minutes.”
I walked to the top of the little mountain and looked down. The town of Summit was quiet. No one was looking for the kid or the kidnappers. I expected to see the men of the village running about with pitchforks. But everything was quiet.
“Perhaps,” I thought, “they don’t know about the kidnapping yet.”
When I returned to the cave the boy was aiming at Bill with a large stone. The stone was as big as a coconut.
“He put a hot potato down my back and mashed it with his foot,” said Bill. “And I hit him for that. Have you got a gun, Sam?”
I took the stone away from the boy.
“Be careful!” said the kid to Bill. “No one has ever hit Red Chief before!”
After breakfast the kid took a slingshot out of his pocket and went outside the cave.
“What is he going to do? Do you think he’ll run away, Sam?” asked Bill.
“No, he won’t. He doesn’t seem to be a home kid. But we’ve got to make a plan about the ransom. It seems that no one is worried in Summit about the boy’s disappearance. But maybe they haven’t realized that he has been kidnapped.
His father may think he’s spending the night with Aunt Jane or one of the neighbours. Anyhow, he’ll be missed to-day. To-night we must send a letter to his father and ask him for two thousand dollars.”
Just then we heard a loud cry. Red Chief was playing with the slingshot. Suddenly a stone the size of an egg hit Bill just behind his left ear. He fell in the fire across a pot of hot water for washing the dishes. I pulled him up and poured cold water on his head for half an hour.
When Bill could finally speak he said, “Don’t go away and leave me alone with the kid, please.”
I went out and caught that boy and shook him until his freckles rattled.
“If you don’t behave,” I said, “I’ll take you home. Now, are you going to be good, or not?” “I was only playing,” he said sadly. “I didn’t want to hurt Old Hank. But why did he hit me? I’ll behave, Snake Eye, but please don’t send me home. Can I play Black Scout today?»
“I don’t know the game,” I said. “That’s for you and Mr Bill to decide. Now, come in and make friends with him and say you are sorry for hurting him, or home you go, at once.”
I made him and Bill shake hands, and then I took Bill aside and told him:
“I’m going to Poplar Cove, a little village that is three miles from the cave. I want to find out if people there know anything about the kidnapping in Summit. Also, I think it best to send a letter to old man Dorset to-night.”
“You know, Sam,” said Bill, “I’ve stood by you in earthquakes, fire and flood — in poker games, police raids, train robberies and cyclones. I’ve never been afraid of anyone or anything. But I’m afraid of this kid. You won’t leave me long with him, will you, Sam?”
“I’ll be back in the afternoon,” I said. “You must keep the boy amused and quiet till I return. And now we’ll write a letter to Old Dorset.”
Bill and I started writing the letter. Red Chief was playing outside the cave. Bill begged me tearfully to make the ransom fifteen hundred dollars instead of two thousand.
“It isn’t human,” he said, “to ask $2,000 for that terrible kid. Let’s ask Mr Dorset for $1,500.” To make Bill happier I agreed, and we wrote the following letter:
Mr Dorset,
We have your boy hidden in a place far from Summit. Don’t try to find him. We want $1,500 in large bills for his return. The money must be left at midnight at the same place and in the same box as your answer to the letter. If you agree to pay the money, send your answer with a messenger to-night at half-past eight. After crossing Owl Creek, on the road to Poplar Cove, there are three large trees. There will be a small box under one of the trees. The messenger must put the answer in this box and return immediately to Summit.
If you don’t pay the money, you will never see your boy again.
If you pay the money, he will be returned to you safe and well in three hours.
Two desperate men.
I put the letter in my pocket. The kid looked at me and said, “Snake Eye, I want to play Black Scout.”
“Play it, of course,” I said. “Mr Bill will play with you. What kind of a game is it?”
“I’m Black Scout,” said Red Chief. “I have to ride to the fort to warn the settlers that the Indians are coming. I’m tired of playing Indians. I want to be a scout.”
“All right,” I said. “I think Mr Bill will play with you.”
“What must I do?” asked Bill.
“You’re my horse,” said Black Scout. “Get down on your hands and knees. How can I ride to the fort without a horse?”
“You’d better keep him interested,” I said to Bill.
Bill got down on his all fours, and there was a scared look in his eyes — like a rabbit caught in a trap.
“How far is it to the fort, kid?” asked Bill.
“Ninety miles,” said Black Scout. “And you must hurry to get there on time!”
Black Scout jumped on Bill’s back and kicked him.
“God, come back as soon as you can, Sam! Stop kicking me, kid!”
I went to Poplar Cove and talked to some people at the post office. One man said, “Old Ebenezer Dorset’s son has disappeared. Summit is upset because they can’t find him.”
That was all I wanted to know. I posted my letter and asked, “When is the postman taking the mail to Summit?”
“In an hour,” said a man at the post office. When I came back to the cave there was no one. I looked around but I couldn’t find anyone. So I sat down and waited. Half an hour later I heard a noise behind me. I turned around and saw Bill. He could hardly walk. The kid was behind him. He was walking silently like a scout and he had a broad grin on his face. Bill stopped, took off his hat and wiped his face with a red handkerchief.
“Sam,” said Bill, “You’ll think I’m a coward, but I’ve sent the kid home.”
“What’s the trouble, Bill?” I asked him.
“That was too much for me. He rode on my back for ninety miles. On the way he kicked my legs black-and-blue. He didn’t give me a chance to have a rest. I had to eat sand for lunch. A human cannot stand so much! But now he’s gone — gone home. I showed him the road to Summit and kicked him. I’m sorry we’ve lost the ransom, Sam, but that kid was terrible. I was going crazy!”
Now there was a look of peace on his rose- pink face.
“Bill,” I said, “there isn’t any heart disease in your family, is there?”
“No. Why?”
“Then turn around,” I said, “and have a look behind you.”
Bill turned around and saw the boy. He was shocked. He suddenly sat down on the grass and he couldn’t speak. For an hour I was afraid for his mind.
And then I told him about my great plan: “This evening at 8.30 p.m. we’ll have an answer from Mr Dorset. And at midnight we’ll have the money! Then we’ll leave this place immediately.”
Bill smiled weakly.
So I went to Poplar Cove, hid in one of the trees near the road and I waited for the messenger. At half past eight I saw a boy on a bicycle. He put a piece of paper in the box and pedaled back to Summit.
I waited an hour. There were no policemen around. So I climbed down the tree, got the letter and returned to the cave. I opened the letter and read it to Bill.
To two desperate men
Gentlemen,
I received your letter today by post. I think the ransom you want for the return of my son is too big. I have another offer. YOU bring Johnny home and pay me $250 in cash, and I agree to take him off your hands. You had better come at night, because the neighbours believe he is lost. I don’t know what they will do to anybody they see bringing him back.
Very respectfully,
Ebenezer Dorset
“Oh, no! I can’t believe it…” I cried out loudly.
I looked at Bill. He had the saddest look in his eyes I’d ever seen.
“Sam,” he said. “We’ve got $250. One more night with this kid and I’ll go crazy. Mr Dorset is a real gentleman. He’s made a wonderful offer. You aren’t going to let the chance go, are you?”
“To tell you the truth, Bill,” I said, “this little devil is getting on my nerves too. We’ll take him home, pay the ransom and leave this place.”
We took him home that night. We told him that his father had bought a rifle and a pair of moccasins for him, and we were going to hunt bears the next day.
It was midnight when we arrived at Ebenezer’s house. Bill gave him the $250. When the kid saw that we were going to leave him at home he started screaming loudly and took Bill’s leg. His father pulled him away with great difficulty.
“How long can you hold him?” asked Bill.
“I’m not as strong as I used to be,” said Old Dorset, “but I think I can promise you ten minutes.”
“Enough,” said Bill. “In ten minutes I’ll cross most of the United States, and be near the Canadian border.”
Bill was fat and he was not a good runner. But that night no one ran faster than Bill.

Вождь краснокожих (О. Генри)
Это выглядело хорошо, но подождите, пока я расскажу вам. Мы были в Алабаме — Билл Дрисколл и я — когда эта идея похищения пришла к нам. Это была сумасшедшая идея, но мы в то время этого не понимали.
Там был город, такой же плоский как торт, и назывался Саммит, конечно. Жители города вовсе не выглядели опасно.
Наш с Биллом совместный капитал составлял около шести сотен долларов, и нам нужно было еще всего две тысячи долларов для осуществления нашего маленького секретного плана в штате Иллинойс. Мы обсуждали это на первых шагах от отеля.
«Саммит – хорошее место для похищения», сказал я. «Родители любят своих детей в маленьких городах. И нет любопытных журналистов».
Мы знали, что Саммит не сможет противостоять нам чем-то более серьезным, чем полицейские и, возможно, несколько ищеек. Таким образом, идея выглядела хорошо.
Нашей жертвой был выбран единственный ребенок важного человека по имени Эбенезер Дорсет. Мистер Дорсет был респектабельным и скупым. Ребенок был мальчиком десяти лет с рыжими веснушками и рыжими волосами.
Билл и я решили, что Эбенезер Дорсет заплатит выкуп в размере двух тысяч долларов за своего сына. Но подождите, пока я не расскажу.
В двух милях от Саммита была небольшая гора и лес. В горе была пещера, в которой мы спрятали еду и питье.
Однажды вечером после захода солнца мы проходили мимо дома Дорсета с лошадью и маленькой вагонеткой. Ребенок был на улице, бросал камни в котенка.
«Эй, мальчик!», сказал Билл. «Хочешь мешок конфет, и прокатиться на лошади?»
Мальчик бросил кусок кирпича в глаза Билла.
«Это будет стоить старику лишних пятьсот долларов!», сказал Билл.
Мальчик боролся, как медведь, но, в конце концов, мы засунули его в вагонетку и уехали. Мы посадили его в пещеру, и я привязал лошадь к дереву. В тот вечер я отвел лошадь с вагонеткой обратно в деревню, а потом вернулся в пещеру.
Когда я прибыл туда, у входа в пещеру был костер. У Билла на лице были царапины и синяки. У мальчика было два больших пера в его рыжих волосах. Когда я подошел, он указал на меня палкой и сказал:
«Ха! Бледнолицый, это лагерь Вождя Краснокожих, грозы равнин!»
«Сейчас он прав», сказал Билл. Он рассматривал несколько синяков на ногах. «Мы играли в индейцев. Я охотник по имени Старый Хэнк и я пленник Вождя Краснокожих. Он собирается снять с меня скальп на рассвете. Боже мой, этот ребенок так сильно бьёт!»
Да, мальчик, испытывал массу удовольствий. Он забыл, что сам был пленником.
Он сразу назвал меня шпионом Змеиный Глаз, и сказал: «Когда индейцы вернутся, они приготовят тебя на огне, на рассвете».
Потом мы поужинали, и ребенок наполнил свой рот беконом и хлебом и подливкой, и начал говорить. Он выступил с речью, что-то вроде этого:
«Мне это очень нравится. Я никогда раньше не ходил в поход, но один раз у меня было домашнее животное опоссум, и мне было девять лет в последний день рождения. Я ненавижу ходить в школу. А в лесу есть настоящие индейцы? Я хочу еще немного подливы. У нас было пять щенков. Почему твой нос такой красный, Хэнк? У моего отца много денег. А звезды горячие? Я не люблю девчонок. Почему апельсины круглые? У вас есть кровати в этой пещере? Попугай умеет говорить, а обезьяна или рыба не могут …»
Каждые несколько минут он вспоминал, что он Вождь Краснокожих, брал палку-винтовку и выглядывал из пещеры. «Я хочу посмотреть, если бледнолицые. Я ненавижу их!» Время от времени он громко кричал и Старый Хэнк вздрагивал от этого.
«Вождь Краснокожих», сказал я малышу: «ты хочешь вернуться домой?»
«Зачем?», спросил он. «У меня нет никакого веселья дома. Я ненавижу ходить в школу. Мне нравится ночевать под открытым небом. Пожалуйста, не отправляй меня домой, Змеиный Глаз!».
«Хорошо», сказал я. «Мы останемся здесь, в пещере на некоторое время».
«Хорошо», сказал он, «Это будет здорово. У меня никогда не было такого веселья во всей моей жизни».
Мы легли спать около одиннадцати часов. Вождь Краснокожих лег между нами. Мы не боялись, что он сбежит. Мы не могли спать в течение трех часов, потому что он подскакивал, брал винтовку и кричал нам в уши. Наконец я заснул, и мне приснилось, что я был похищен и привязан к дереву разъяренным пиратом с рыжими волосами.
Только на рассвете меня разбудил Билл своими страшными криками. Это ужасно слышать как сильный, большой, толстый человек так кричит.
Я вскочил, чтобы посмотреть, в чем дело. Вождь Краснокожих сидел на груди Билла. Он держал Билла за волосы одной рукой. В другой руке у него был нож. Он пытался снять скальп с Билла!
Я забрал у ребенка нож и заставил его снова лечь. Но с этого момента, дух Билла был сломлен. Он больше никогда не закрывал глаза до тех пор, пока этот мальчик был с нами. Я немного поспал, но потом вспомнил, что Вождь Краснокожих хотел приготовить меня на огне, на рассвете. Я не занервничал и не испугался, но я сел и закурил трубку.
«Почему ты так рано встал, Сэм?», спросил Билл.
«Я?», спросит я. «О, у меня болит плечо. Я думал, сидя будет легче».
«Ты лжец!», сказал Билл, «Ты боишься. Ты боишься быть приготовленным на огне! Ты боишься, что он сделает это. И он это сделает, если сможет найти спички. Разве это не ужасно, Сэм? Как ты думаешь, кто-нибудь заплатит деньги, чтобы вернуть этого маленького дьявола обратно домой?»
«Конечно», сказал я. «Родители любят шумных маленьких дьяволят. Теперь ты готовь завтрак, а я вернусь через несколько минут».
Я забрался на вершину небольшой горы и посмотрел вниз. Город Саммит был тихим. Никто не искал ребенка или похитителей. Я ожидал увидеть жителей города, бегающих с вилами. Но все было тихо.
«Возможно», думал я, «они еще не знают о похищении».
Когда я вернулся в пещеру, мальчик целился в Билла большим камнем. Камень был такой же большой, как кокосовый орех.
«Он положил горячую картофелину ниже моей спины и раздавил ее ногой», сказал Билл. «И я ударил его за это. У тебя есть пистолет, Сэм?»
Я забрал камень у мальчика.
«Берегись!», сказал ребенок Биллу, «Никто никогда раньше не бил Вождя Краснокожих!»
После завтрака малыш достал рогатку из кармана и вышел из пещеры.
«Что он собирается делать? Как ты думаешь, он убежит, Сэм?», спросил Билл.
«Нет, не убежит. Он не кажется домашним ребенком. Но мы должны составить план о выкупе. Кажется, что никто в Саммите не волнуется об исчезновении мальчика. Но, возможно, они не поняли, что он был похищен».
«Его отец может думать, что он провел ночь у тети Джейн или у одного из соседей. Во всяком случае, он не появится дома сегодня. К вечеру мы должны отправить письмо его отцу и попросить у него две тысячи долларов».
Только тогда мы услышали громкий крик. Вождь Краснокожих играл с рогаткой. Вдруг камень размером с яйцо ударил Билла как раз за левым ухом. Он упал в огонь на кастрюлю с горячей водой для мытья посуды. Я вытащил его и в течение получаса лил холодную воду на его голову.
Когда Билл наконец-то смог говорить, он сказал: «Не уходи и не оставляй меня наедине с этим ребенком, пожалуйста».
Я вышел, поймал мальчика и тряс его, пока не загремели его веснушки.
«Если ты будешь плохо себя вести», сказал я, «Я отвезу тебя домой. Теперь, ты собираешься быть хорошим, или нет?»
«Я только играл», сказал он печально. «Я не хотел обидеть Старого Хэнка. Но почему он ударил меня? Я буду вести себя хорошо, Змеиный Глаз, но, пожалуйста, не отправляй меня домой. Могу я поиграть в Черного Скаута сегодня?»
«Я не знаю эту игру», сказал я. «Это решать тебе и мистеру Биллу. Теперь заходи и подружись с ним, и скажи, что ты извиняешься за то, что причинил ему боль, или ты немедленно возвращаешься домой».
Я заставил его и Билла пожать друг другу руки, а затем отвел Билла в сторону и сказал ему:
«Я собираюсь в Поплар Коув, небольшая деревня, которая находится в трех милях от пещеры. Я хочу выяснить, знают ли там что-то о похищении в Саммите. Кроме того, я думаю, что лучше послать письмо старику Дорсету к вечеру».
«Ты знаешь, Сэм», сказал Билл, «Был с тобой во время землетрясений, пожаров и наводнений — в покерных играх, полицейских рейдах, ограблениях поездов и циклонах. Я никогда не боялся никого и ничего. Но я боюсь этого малыша. Ты не оставишь меня с ним надолго, Сэм?»
«Я вернусь во второй половине дня», сказал я. «Тебе нужно развлекать мальчика пока я не вернусь. А теперь мы будем писать письмо старому Дорсету».
Билл и я начали писать письмо. Вождь Краснокожих играл за пределами пещеры. Билл просил меня со слезами на глазах назначить выкуп в полторы тысячи долларов вместо двух тысяч.
«Это не по-человечески», сказал он, «просить две тысячи долларов за этого ужасного ребенка. Давай попросим у мистера Дорсета полторы тысячи». Чтобы осчастливить Билла я согласился, и мы написали следующее письмо:
«Мистер Дорсет,
У нас есть ваш мальчик, спрятанный далеко от Саммита. Не пытайтесь найти его. Мы хотим получить 1500 долларов за его возвращение. Деньги должны быть оставлены в полночь на том же месте и в том же окне, что и ваш ответ на письмо. Если вы согласны платить деньги, отправьте свой ответ с посланником вечером в половине девятого. После пересечения Оуэл Крик, по дороге в Поплар Коув, есть три больших дерева. Под одним из деревьев будет небольшой ящик. Посланник должен положить ответ в эту коробку и немедленно вернуться в Саммит.
Если вы не заплатите, вы больше никогда не увидите своего мальчика.
Если вы заплатите, то он будет возвращен вам в целости и сохранности в течение трех часов.
Двое отчаянных мужчин»
Я положил письмо в карман. Малыш посмотрел на меня и сказал: «Змеиный Глаз, я хочу играть в Черного Скаута».
«Конечно, играй», сказал я, «Мистер Билл будет играть с тобой. Что это за игра?»
«Я Черный Скаут», сказал Вождь Краснокожих. «Я должен ехать в форт, чтобы предупредить поселенцев, что индейцы идут. Я устал играть в индейцев. Я хочу быть разведчиком».
«Хорошо», сказал я, «Я думаю, что мистер Билл поиграет с тобой».
«Что я должен делать?», спросил Билл.
«Ты моя лошадь», сказал Черный Скаут, «Опускайся на четвереньки. Как я могу ехать в форт без лошади?»
«Тебе лучше заинтересовать его», сказал я Биллу.
Билл встал на четвереньки, и в его глазах был испуг – как у кролика, попавшего в ловушку.
«Как далеко до форта, малыш?», спросил Билл.
«Девяносто миль», ответил Черный Скаут, «И ты должен поспешить, чтобы быть там вовремя!»
Черный Скаут прыгнул на спину Билла и ударил его ногой.
«Боже, возвращайся, как только сможешь, Сэм! Прекратить пинать меня, малыш!»
Я пошел в Поплар Коув и поговорил с некоторыми людьми в почтовом отделении. Один человек сказал: «Исчез сын старого Эбенезера Дорсета. Жители Саммита расстроены, потому что не могут найти его».
Это было все, что я хотел бы знать. Я отправил свое письмо и спросил: «Когда почтальон забирает почту в Саммит?»
«Через час», сказал человек в почтовом отделении. Когда я вернулся в пещеру, там никого не было. Я посмотрел вокруг, но я не мог никого найти. Так что я сел и стал ждать. Через полчаса я услышал шум позади меня. Я обернулся и увидел Билла. Он едва мог ходить. Ребенок был позади него. Он шел молча, как разведчик, и у него на лице была широкая улыбка. Билл остановился, снял шляпу и вытер лицо красным платком.
«Сэм», сказал Билл, «Ты будешь думать, что я трус, но я послал козленка домой».
«Что случилось, Билл?», спросил я его.
«Это было слишком для меня. Он ехал на моей спине девяносто миль. По дороге он пинал мои ноги до черно-синих синяков. Он не дал мне шанс отдохнуть. Я должен был съесть песок на обед. Человек не может выдержать так много! Но теперь он ушел — ушел домой. Я показал ему дорогу до Саммита и ударил его ногой. Мне очень жаль, что мы потеряли выкуп, Сэм, но этот ребенок был ужасен. Я сходила с ума!»
Теперь на его бледно-розовом лице было выражение умиротворенности.
«Билл», сказал я, «в твоей семье никто не страдал заболеваниями сердца?»
«Нет. Зачем тебе?»
«Тогда обернись», сказал я, «и посмотри, что у тебя за спиной».
Билл обернулся и увидел мальчика. Он был в шоке. Он вдруг сел на траву, и не мог говорить. В течение часа я боялся за его разум.
И тогда я рассказал ему о своем великом плане: «Этим вечером в 8.30 у нас будет ответ от мистера Дорсета. И в полночь у нас будут деньги! Тогда мы немедленно покинем это место».
Билл слабо улыбнулся.
Я пошел в Поплар Коув, спрятался в одном из деревьев возле дороги, и ждал посланника. В половине девятого я увидел мальчика на велосипеде. Он положил листок бумаги в коробку и уехал обратно в Саммит.
Я прождал час. Вокруг не было никаких полицейских. Я слез с дерева, забрал письмо и вернулся в пещеру. Я открыл письмо и прочитал его Биллу.
Для двух отчаянных мужчин.
Господа,
Сегодня я получил Ваше письмо по почте. Я думаю, что выкуп за возвращение моего сына слишком велик. У меня есть другое предложение. ВЫ приведете Джонни домой, и заплатите 250 долларов наличными, и я соглашусь забрать его у вас. Вам лучше прийти ночью, потому что соседи считают, что он потерялся. Я не знаю, что они сделают с любым, кто приведет его назад.
С уважением,
Эбенезер Дорсет
«О нет! Я не могу в это поверить…», громко закричал я.
Я посмотрел на Билла. У него был самый грустный вид, который я когда-либо видел.
«Сэм», сказал он. «У нас есть 250 долларов. Еще одна ночь с этим ребенком, и я сойду с ума. Мистер Дорсет настоящий джентльмен. Он сделал замечательное предложение. Ты же не упустишь этот шанс, не так ли?»
«По правде говоря, Билл», сказал я, «этот маленький дьяволенок и мне действует на нервы. Отведем его домой, заплатим выкуп и уедем из этого места».
В ту ночь мы повели его домой. Мы сказали, что отец купил для него винтовку и пару мокасин, и на следующий день мы пойдем охотиться на медведей».
Была полночь, когда мы подъехали к дому Эбенезера. Билл дал ему 250 долларов. Когда ребенок увидел, что мы собирались оставить его дома, он начал громко кричать и схватил Билла за ногу. Его отец оттащил его с большим трудом.
«Как долго вы можете его держать?», спросил Билл.
«Я не так силен, как был раньше», сказал старый Дорсет, «но я думаю, что смогу пообещать вам десять минут».
«Достаточно», сказал Билл. «Через десять минут я пересеку большую часть Соединенных Штатов, и буду рядом с канадской границей».
Билл был толстым и он не был хорошим бегуном. Но в ту ночь никто не бежал быстрее, чем Билл.