Google+

Problem at the Pino d’Oro by Agatha Christie

Problem at the Pino d'Oro by Agatha Christie

Mr Parker Pyne liked the Hotel Pino d’Oro at once. Unlike other hotels in Majorca, it was small and peaceful. It stood on the edge of the sea and the view was breathtaking.
At a quarter to ten, Mr Parker Pyne went out onto a small terrace bathed in a dazzling morning light and ordered a cup of coffee. There were four tables there. At the nearest sat a family of father and mother and two elderly daughters— Germans. At the corner of the terrace, sat what were clearly an English mother and son. The woman was about fifty-five and the young man was about twenty-five. They made little jokes together and seemed to be on very good terms. As they talked, her eye met that of Mr Parker Pyne and he felt that he had been recognized as English.

In the afternoon, Mr Parker Pyne, Mrs Chester and her son Basil were having coffee together and chatting.
Mr Parker Pyne found Basil Chester a very pleasant young man. He called Mr Parker Pyne “sir” and listened politely to what the older man said. Mrs Chester talked about flowers and the growing of them, of how expensive France had become, and the difficulty of getting good afternoon tea.
When the young man rose from his seat and said that he was going out, Mr Parker Pyne noticed a slight tremor on his mother’s lips. But she immediately took control of herself and talked pleasantly on the above-mentioned topics.
Little by little she began to talk of Basil — of how well he had done at school, of how everyone liked him, of how proud his father would have been of the boy had he lived. “Of course I always urge him to be with young people, but he seems to prefer being with me.
“Oh, but there are so many young men here!”
At that, he noticed, Mrs Chester stiffened.
On the following day Basil said to Mr Parker Pyne: “I’m awfully glad you turned up here, sir. My mother likes to have a talk with you in the evenings. As a matter of fact I’ve got some friends here, but I don’t think my mother approves of them. She is very old-fashioned. Even girls in trousers shock her!”
“I see,” said Mr Parker Pyne.
That evening, after coffee, Mrs Chester said to Mr Parker Pyne, “Will you come into the little salon, Mr Pyne. There’s something I want to tell you.”
As the door of the little salon closed behind them, she sat down and burst into tears.
“My boy! You must save him, Mr Parker Pyne. We must save him. It’s breaking my heart! This girl is dreadful. She drinks, she swears, she wears no clothes to speak of.”
“Is the young lady, by any chance, the one who had tea with you yesterday?”
“You saw her? Terrible! Not the kind of girl Basil has ever admired.”
He had noticed her — her grey flannel trousers -red scarf around her breast — the red mouth and the fact that she had preferred a cocktail to tea.
“You haven’t given him much chance to admire a girl, have you?;
“I?”
“He’s been too fond of your company! Bad! But I’m sure he’ll get over this.”
“You don’t understand. He wants to marry this girl — Betty Gregg — they’re engaged,
“It’s gone as far as that?”
“Yes, Mr Parker Pyne, you must do something. You must get my boy out of this disastrous marriage! His whole life will be ruined”.
“Nobody’s life can be ruined except by themselves.”
“Basil’s will be,” said Mrs Chester positively. “It will break my heart if his life is ruined.”
Mr Parker Pyne didn’t want to upset Mrs Chester, so he said: “I’ll see what I can do.”
He found Basil Chester only too ready to talk.
«Mother’s hopeless — prejudiced, narrow-minded. If only she’d let herself, she’d see how fine Betty is.”
“And Betty?”
He sighed.
“Betty’s being damn difficult! If she’d just conform a bit — I mean leave off the lipstick for a day. She seems to go out of her way to be — well — modern — when Mother’s about. ”
Mr Parker Pyne smiled.
“I wish you’d come along and see Betty and have a good talk about it all.”
Mr Parker Pyne accepted the invitation readily.
Betty and her sister with her husband lived in a small cottage not far form the sea. Their life was very simple, and their furniture consisted of three chairs, a table and beds.
Betty Gregg had red hair and freckles and a mischievous eye. She was, he noticed, not nearly so made up as she had been the previous day at the Pino d’Oro.
She gave him a cocktail and asked with a twinkle:
“And whose side are you on, big boy? The young lovers — or the disapproving mother?”
“May I ask you a question?”
“Certainly.”
“Have you been very tactful over all this?”
“Not at all,” said Miss Gregg frankly. “That woman just makes me feel mad. She’s kept Basil tied to her apron strings all these years. Even now I believe he might give me up — if his mother worked on him good and hard.”
“He might,” said Mr Parker Pyne. “If she went about it the right way.”
“I’ve heard about you, Mr Parker Pyne. You’re supposed to know something about human nature. Do you think Basil and I could make a go of it — or not?”
“I should like an answer to three questions.”
“Suitability test? All right, go ahead.”
“Do you sleep with your window open or shut?”
“Open. I like lots of air.”
“Do you and Basil enjoy the same l kind of food?”
“Yes.”
“Do you like going to bed early or late?”
“Early.”
“Then you suit each other very well,” said Mr Parker Pyne.
“Rather a superficial test.”
“Not at all. Many marriages are ruined because the husband likes sitting up till midnight and the wife falls asleep at half-past nine. ”
“It’s a pity,” said Betty, “that everybody can’t be happy. I’m afraid Basil’s mother will never give us her blessing.
Mr Parker Pyne coughed.
“I think,” he said, “that that could possibly be managed.”
She looked at him doubtfully.
The next day Mr Parker Pyne mysteriously disappeared.
When Mr Parker Pyne returned a couple of days later, the first tiling he saw was Mrs Chester and Betty Gregg having tea together. She was hardly made up at all, and her eyes looked as though she had been crying. They greeted him in a friendly fashion, but neither of them mentioned Basil.
Suddenly Betty sighed deeply. As though something had hurt her. Mr Parker Pyne turned his head.
Basil Chester was coming up the steps from the sea front. With him was a girl so exotically dressed that it took your breath away. Her mouth was orange and her nails were emerald green. As for young Basil, he seemed unable to take his eyes from her face.
“You’re very late, Basil,” said his mother.
“My fault,” said the beautiful unknown. She turned to Basil. “Angel — get me something with a kick in it!”
She tossed off her shoe and stretched out her manicured toenails, which were done emerald green to match her fingernails.
She paid no attention to the two women, but she smiled at Mr Parker Pyne.
“Terrible island this,” she said. “I was just dying with boredom before I met Basil. He is rather a pet!”
“Mr Parker Pyne — Miss Ramona,” said Mrs Chester.
“I guess I’ll call you Parker almost at once,” she murmured. “My name’s Dolores.”
Basil returned with the drinks. Miss Ramona divided her conversation (what there was of it — it was mostly glances) between Basil and Mr Parker Pyne. Of the two women she took no notice whatever. Betty tried once or twice to join in the conversation but the other girl merely stared at her and yawned.
Suddenly Dolores rose.
“I must be going now. I’m at the other hotel. Anyone coming to see me home?”
Basil sprang up.
“I’ll come with you.”
Mrs Chester said: “Basil, my dear — ”
“I’ll be back soon, Mother.”
“Isn’t he the mother’s boy?” Miss Ramona asked of the world at large.
Basil flushed and looked awkward. Miss Ramona gave a nod in Mrs Chester’s direction, a dazzling smile to Mr Parker Pyne and she and Basil moved off together.
After they had gone there was rather an awkward silence. Betty Gregg was twisting her fingers and looking out to sea. Mrs Chester looked flushed and angrily.
“She’s terrible — terrible. Did you notice her toenails? Basil must be quite mad.”
“Basil’s all right,” Betty said sharply and rose. “I think, Mrs Chester, I’ll go home and not stay to dinner after all.”
“Oh, my dear — Basil will be so disappointed.”
“Will he?” asked Betty with a short laugh. “Anyway, I think I will. I’ve got a headache.”
She smiled at them both and went off. Mrs Chester turned to Mr Parker Pyne.
“You shouldn’t have gone away,” said Mrs Chester. “If you’d been here this wouldn’t have happened. Betty is a dear child and devoted to Basil. She is behaving extremely well over this. I think my boy must be mad,” said Mrs Chester.
“Not exactly mad — just bewitched.”
“The creature’s impossible.”
“But extremely good-looking.”
Mrs Chester snored.
Basil ran up the steps from the sea front.
“Hullo, Mum, here I am. Where’s Betty?»
“Betty’s gone home with a headache. I don’t wonder.”
“Sulking, you mean”.
“I think, Basil, that you are being extremely unkind to Betty.”
“For God’s sake, Mother, don’t jaw. If Betty is going to make a fuss every time I speak to another girl a nice sort of life we’ll lead together.”
“You are engaged.”
“Oh, we are engaged all right. That doesn’t mean that we’re not going to have any friends of our own.”
He paused.
“Look here, if Betty isn’t going to dine with us – I think I’ll go back to Dolores …”
“Oh, Basil — ”
But the boy was already running down the steps.
Mrs Chester looked eloquently at Mr Parker Pyne.
“You see,” she said.
He saw.
The next day Betty arrived at the Pino d’Oro to find that Basil had gone on a picnic with Dolores and her friends.
“It’s quite all right, Mrs Chester,” she said. “It doesn’t matter. But I think — all the same — that we’d better call the whole thing off.”
She slipped from her finger the engagement ring that Basil had given her.
“Will you give him back this, Mrs Chester? And tell him it’s all right — not to worry…”
“Betty, dear, don’t! He does love you — really.”
“It looks like it, doesn’t it?” said the girl with a short laugh. “No — I’ve got some pride. Tell him everything’s all right and that I -I wish him luck.”
When Basil returned at sunset he was greeted by the storm.
He flushed a little at the sight of his ring.
“So that’s how she feels, is it? Well, probably it’s the best thing.”
“Basil!”
“Well, frankly, you begged me yourself not to marry Betty.”
“That was before I knew her. Basil — my dear — you’re not thinking of marrying this other creature.”
“I’d marry like a shot if she’d have me — but I’m afraid she won’t ”
Cold chills went down Mrs Chester’s spine. She sought and found Mr Parker Pyne, peacefully reading a book in the little salon.
“You must do something! You must do something! My boy’s life will be mined.”
Mr Parker Pyne was getting a little tired of Basil Chester’s life being ruined.
“What can I do?”
“Go and see this terrible creature. If necessary buy her off.”
“It may come very expensive.”
“I don’t care.”
“It seems a pity. Still there are, possibly, other ways.” She looked a question. He shook his head.
“I’ll make no promises — but I’ll see what I can do.”
When Mr Parker Pyne returned, it was nearly midnight. Mrs Chester was waiting for him.
“Well?” she demanded breathlessly.
His eyes twinkled.
“Dolores Ramona will leave the island tomorrow night.”
“Oh, Mr Parker Pyne! How did you manage it?”
“It won’t cost a cent,” said Mr Parker Pyne. Again his eyes twinkled.
“I hope all will go well. Of course the boy will be very upset at first when he finds she’s disappeared and left no address. Just go easy with him for a week or two.”
“If only Betty will forgive him”.
“She’ll forgive him all right. They’re a nice couple. By the way, I’m leaving tomorrow, too.”
Mr Parker Pyne leaned over the rail of the steamer and looked at the lights of Palma. Beside him stood Dolores Ramona.
“A very nice piece of work, Maggie. I’m glad you could come.” Maggie Sayers, alias Dolores Ramona, said primly: “I’m glad you’re pleased, Mr Parker Pyne. It’s been a nice little change for such a stay-at-home girl like me. I think I’ll go below now and get to bed before the boat starts. I’m such a bad sailor.”
A few minutes later a hand fell on Mr Parker Pyne’s shoulder. He turned to see Basil Chester.
“Had to come and see you off, Mr Parker Pyne, and give you Betty’s love and her and my best thanks. It was a grand stunt of yours. Betty and Mother are as thick as thieves. Seemed a shame to deceive the old darling — but she was being difficult. Anyway, it’s all right now. We’re no end grateful to you, Betty and I.”
“I wish you every happiness,” said Mr Parker Pyne.

Проблема в Пино Доро (Агата Кристи)
Мистеру Паркеру Пайну отель Пино Доро понравился сразу же. В отличие от других отелей на Майорке, он был небольшой и тихий. Он располагался на берегу моря и вид был захватывающим.
В 9:45 мистер Паркер Пайн вышел на небольшую террасу, искупался в ослепительном утреннем свете, и заказал чашку кофе. Там было четыре стола. За ближайшим столиком сидела семья немцев, состоящая из отца, матери и двух взрослых дочерей. В углу террасы, сидела явно английская семья — мать и сын. Женщине было около пятидесяти пяти, а молодому человеку примерно двадцать пять лет. Они весело шутили, и казалось, были в хороших отношениях. Во время разговора, ее глаза встретились с глазами мистера Паркера Пайна, и он почувствовал, что она узнала в нем англичанина.
Во второй половине дня, мистер Паркер Пайн, миссис Честер и ее сын Василий вместе пили кофе и болтали.
Мистеру Паркеру Пайну Василий Честер показался очень приятным молодым человеком. Он называл мистера Паркера «сэр» и вежливо слушал то, что говорил старик. Миссис Честер говорила о цветах и их выращивании, о том, какой дорогой стала Франция и как сложно получить хороший послеобеденный чай.
Когда молодой человек поднялся со своего места и сказал, что ему нужно идти, мистер Паркер Пайн заметил легкую дрожь на губах его матери. Но она тут же взяла себя в руки, и мило говорила на вышеуказанные темы.
Мало-помалу она начала говорить о Василии — о том, как хорошо он учился в школе, о том, как все любили его, как горд был бы отец мальчика, если был бы жив. «Конечно, я всегда призываю его быть с молодыми людьми, но он, кажется, предпочитает быть со мной».
«Да, но здесь так много молодых людей!»
При этом он отметил, что миссис Честер застыла.
На следующий день Василий сказал мистеру Паркеру Пайну: «Я ужасно рад, что вы здесь, сэр. Моя мама любит поговорить с вами по вечерам. На самом деле у меня есть друзья, но я не думаю, что моя мать одобрит их. Даже девушки в брюках шокируют ее!»
«Я вижу», сказал мистер Паркер Пайн.
В тот вечер, после кофе, миссис Честер сказал мистеру Паркеру Пайну, «Зайдите, пожалуйста в гостиную, мистер Пайн. Я хочу вам что-то сказать».
Как только дверь гостиной закрылась за ним, она села и заплакала.
«Мой мальчик! Вы должны спасти его, мистер Паркер Пайн. Мы должны спасти его. Это разбивает мне сердце! Эта девушка ужасна. Она пьет, она ругается, она не носит одежду, о которой можно было бы говорить».
«Это случайно не та леди, что пила с вами чай вчера?»
«Вы видели ее? Ужасно! Это не та девушка, которой Василий когда-либо восхищался».
Он заметил ее — ее серые фланелевые брюки, красный шарф вокруг груди, красный рот и тот факт, что она предпочла коктейль чаю.
«Вы не дали ему шансов восхищаться девушкой, не так ли?»
«Я?»
Он слишком любил вашу компанию! Плохо! Но я уверен, что он справится с этим».
«Вы не понимаете. Он хочет жениться на этой девушке — Бетти Грегг — они обручены».
«Это зашло так далеко?»
«Да, митер Паркер Пайн, вы должны что-то сделать. Вы должны вытащить моего мальчика из этого катастрофического брака! Вся его жизнь будет разрушена».
«Никто не может разрушить нашу жизнь, только мы сами».
«Жизнь Василия будет разрушена, — уверенно сказала миссис Честер, — Если его жизнь будет разрушена, то это разобьет мне сердце».
Мистер Паркер Пайн не хотел расстраивать миссис Честер, поэтому он сказал: «Я посмотрю, что я могу сделать».
Василий Честер также был готов говорить. «Мамина безнадежность – предвзята и ограничена. Если бы только она позволила себе увидеть насколько хороша Бетти».
«А Бетти?»
Он вздохнул.
«Бетти чертовски трудно! Если бы она просто немного соответствовала, я имею в виду, забросила бы помаду хоть на день. Она далека от того, чтобы быть, ну, современной, по мнению мамы».
Мистер Паркер Пайн улыбнулся.
«Я бы хотел чтобы вы пошли со мной к Бетти и поговорили обо всем этом».
Мистер Паркер Пайн с готовностью принял приглашение.
Бетти и ее сестра с мужем жили в небольшом коттедже недалеко от моря. Их жизнь была очень проста, а их мебель состояла из трех стульев, стола и кровати.
У Бетти Грегг были рыжие волосы, веснушки и озорной взгляд. Она была, он заметил, не так накрашена как накануне в Пино Доро.
Она дала ему коктейль, и спросила с огоньком: «И на чьей вы стороне, большой мальчик? Молодых любовников или не одобряющей матери?»
«Могу я задать вам вопрос?»
«Конечно».
«Вы были очень тактичны по поводу всего этого?»
«Вовсе нет», откровенно ответила мисс Грегг. «Эта женщина просто сводит меня с ума. Она держала Василия возле своей юбки все эти годы. Даже сейчас я верю, что он меня бросит, если его мать хорошенько над ним поработает».
«Он может», сказал мистер Паркер Пайн. «Если она пойдет правильным путем».
«Я слышала о вас мистер Паркер Пайн. Вы должны знать, что-то о человеческой природе. Как вы думаете, у меня и Василия есть выход из всего этого, или нет?»
«Я бы хотел получить ответы на три вопроса».
«Тест на совместимость? Хорошо, давайте».
«Ты спишь с открытым или закрытым окном?»
«С открытым. Мне нравится много воздуха».
«Вы с Василием любите одну и ту же еду?»
«Да».
«Вы ложитесь спать рано или поздно?»
«Рано».
«Тогда вы очень хорошо друг другу подходите», сказал мистер Паркер Пайн.
«Это скорее поверхностный тест».
«Не совсем. Многие браки рушатся из-за того, что муж любит сидеть до полуночи, а жена засыпает в половине десятого».
«Жаль», сказала Бетти. «Все не могут быть счастливы. Я боюсь мать Василия никогда не даст нам своего благословения».
Мистер Паркер Пайн закашлялся.
«Я думаю, что», сказал он, «что это можно устроить».
Она посмотрела на него с сомнением.
На следующий день мистер Паркер Пайн таинственно исчез.
Когда он вернулся несколько дней спустя, первое, что он увидел, миссис Честер и Бетти Грегг вместе пили чай. Она едва была накрашена, а ее глаза были припухшими, словно она плакала. Они вежливо поприветствовали его, но ни одна из них не упомянула Василия.
Внезапно Бетти глубоко вздохнула. Как будто что-то причинило ей боль. Мистер Паркер Пайн повернул голову.
Василий Честер шел вверх по лестнице со стороны моря. С ним была девушка так экзотически одетая, что захватывало дух. Ее губы были оранжевые, а ногти изумрудно-зеленые. Что касается молодого Василия, он, казалось, не мог оторвать глаз от ее лица.
«Ты очень поздно, Василий», сказала мать.
«Это моя вина», сказала красивая незнакомка. Она повернулась к Василию. «Ангел — принеси мне что-нибудь алкогольное».
Она сбросила туфли и потянула ухоженные, наманикюренные пальцы на ногах, ногти которых были покрыты изумрудно-зеленым лаком, таким же, как на руках.
Она не обратила никакого внимания на двух женщин, но она улыбнулась мистеру Паркеру Пайну.
«Это ужасный остров», сказала она. «Я просто умирала со скуки, прежде чем встретила Василия. Он словно домашний питомец».
«Мистер Паркер Пайн — Мисс Рамона», сказала миссис Честер.
«Я думаю, я буду называть тебя Паркер практически сразу», пробормотала она. «Меня зовут Долорес».
Василий вернулся с напитками. Мисс Рамона обращала внимание (это были в основном взгляды) на Василия и мистера Паркера Пайна. На двух женщин она вообще не обращала никакого внимания. Один или два раза Бетти пыталась вступить в разговор, но девушка просто посмотрела на нее и зевнула. Вдруг Долорес встала.
«Мне нужно идти. Я проживаю в другом отеле. Кто-нибудь хочет посмотреть мой номер?»
Василий вскочил. «Я пойду с тобой».
Миссис Честер попыталась его остановить: «Василий, мой дорогой…»
«Я скоро вернусь, мама».
«Разве он не маменькин сынок», задала вопрос Мисс Рамона, в целом не обращаясь ни к кому.
Василий покраснел и выглядел смущенным. Мисс Рамона кивнул в сторону миссис Честер, ослепительно улыбнулась мистеру Паркеру Пайну, и они с Василием удалились. После того как они ушли, воцарилась неловкая тишина. Бетти Грегг выкручивала свои пальцы и смотрела на море. Миссис Честер покраснела и была сердита.
«Она ужасна – ужасна. Вы заметили ногти на ее ногах? Должно быть, Василий сошел с ума».
«С Василием все в порядке», резко сказала Бетти и встала. «Я думаю, миссис Честер, я пойду домой, не оставаться же мне на ужин, в конце концов».
«О, моя дорогая, Василий будет так разочарован».
«Будет ли?», спросила Бетти с усмешкой. «В любом случае, я думаю, что я буду. У меня разболелась голова».
Она улыбнулась им обоим и ушла. Миссис Честер повернулась к мистеру Паркеру Пайну: «Вам не следовало уезжать. Если бы вы были здесь, этого бы не произошло. Бетти милое дитя и предана Василию. Она ведет себя очень хорошо. Я думаю, что мой мальчик сошел с ума».
«Он не сошел с ума, а просто околдован».
«Это существо невозможно».
«Но очень красивое».
Миссис Честер фыркнула.
Василий поднимался по лестнице со стороны моря.
«Привет, мама, я здесь. Где Бетти?»
«Бетти ушла домой с головной болью. Я не удивляюсь этому».
«Ты имеешь в виду, она дуется?»
«Я думаю, Василий, ты был очень невежлив с Бетти».
«Ради Бога, мама, не надо читать нотаций. Если Бетти будет суетиться каждый раз, когда я говорю с другой девушкой, то, что за прекрасная жизнь нас ожидает».
«Ты помолвлен».
«О, мы помолвлены, это правда. Но это не значит, что у нас не должно быть своих собственных друзей».
Он остановился.
«Послушай, если Бетти не собирается ужинать с нами, то я вернусь к Долорес…»
Но парень уже бежал вниз по ступенькам. Миссис Честер красноречиво посмотрел на мистера Паркера Пайна.
«Вы видите», сказала она.
Он видел.
На следующий день Бетти прибыла в Пино Доро и узнала, что Василий уехал на пикник с Долорес и ее друзьями.
«Все нормально, миссис Честер», сказала она. «Это не важно. Но я все же думаю, что нам стоит расставить все точки над i».
Она сняла обручальное кольцо, которое подарил ей Василий.
«Не сможете ли Вы отдать его обратно, миссис Честер? И скажите ему, что все в порядке, не стоит волноваться…»
«Бетти, дорогая, не надо! Он действительно любит вас – действительно».
«Это действительно так выглядит?», усмехаясь, сказала девушка. «Нет, у меня есть гордость. Скажите ему, что все в порядке и что я — Я желаю ему удачи».
Когда Василий вернулся на закате, он был встречен бурей. Он покраснел немного при виде своего кольца.
«Так вот каковы ее чувства. Может оно и к лучшему».
«Василий!»
«Ну, честно говоря, ты сама просила меня не жениться на Бетти».
«Это было до того, как я узнала ее. Василий — мой дорогой – ты же не думаешь жениться на этом существе».
«Я бы сразу женился на ней, если бы она хотела этого, но боюсь, она не хочет».
Неприятные мурашки пробежали по спине миссис Честера. Она искала и нашла мистера Паркера Пайна, мирно читающего книгу в маленькой гостиной.
«Вы должны сделать что-нибудь! Вы должны сделать что-нибудь! Жизнь моего мальчика будет обречена».
Мистер Паркер Пайн немного устал от рушащейся жизни Василия Честера.
«Что я могу сделать?»
«Идите и посмотрите эту страшную тварь. При необходимости купите ее».
«Это может дорого обойтись».
«Мне все равно».
«Как жаль. Возможно, есть другие способы». Она вопросительно посмотрела на него. Он покачал головой.
«Я не буду ничего обещать, но я посмотрю, что смогу сделать».
Когда мистер Паркер Пайн вернулся, была почти полночь. Миссис Честер уже ждала его.
«Ну, что?», спросила она, задыхаясь от волнения.
Его глаза блеснули.
«Долорес Рамона покинет остров завтра вечером».
«О, мистер Паркер Пайн! Как вам это удалось?»
«Это не будет стоить ни копейки», сказал он. Его глаза опять блеснули.
«Я надеюсь, что все будет хорошо. Конечно, мальчик сначала будет очень расстроен, когда он увидит, что она исчезла, не оставив адреса. Просто будьте снисходительны к нему в течение недели или двух».
«Если бы только Бетти простила его».
«Она простит его, все будет в порядке. Они хорошая пара. Кстати, завтра я тоже уезжаю».
Мистер Паркер Пайн наклонился через перила парохода и посмотрел на огни Пальма. Рядом с ним стояла Долорес Рамона.
«Очень хорошая работа, Мэгги. Я рад, что ты смогла прийти».
Мэгги Сэйерс, она же Долорес Рамона, сказала чопорно: «Я рада, что Вы довольны, мистер Паркер Пайн. Это было приятное развлечение, для такой домоседки, как я. Я, наверное, спущусь вниз и немного вздремну, пока корабль не тронется. Я такой плохой моряк».
Через несколько минут рука опустилась на плечо мистера Паркер Пайна. Он повернулся и увидел Василия Честера.
«Мне захотелось приехать и увидеть Вас, мистер Паркер Пайн, и передать Вам сердечный привет от Бетти и мою благодарность. Это был грандиозный трюк. Бетти и мать теперь не разлей вода. Это нехорошо обманывать ее, но она была очень тяжелой в общении. Во всяком случае, сейчас все хорошо. Нет конца нашей благодарности Вам».
«Я желаю вам счастья», сказал мистер Паркер Пайн.